Контакты

Мастер блицкрига: как победить конкурентов в IT

Forbes - 12 февраля 2016

За девять лет Юрий Антонюк построил крупнейшую в Украине компанию IT-аутсорсинга.

Юрию Антонюку не откажешь в умении командовать. Окончив военное училище, он отслужил в армии. Затем поступил в аспирантуру военной академии, где стал заместителем командира небольшого подразделения. В то время Юрию было всего 22. В первый день перед молодым лейтенантом выстроилось несколько десятков человек. Половина – офицеры около 40 лет. «Тогда никто не воспринял меня как начальника. «Мальчишка»  – читалось в их взглядах. Ужасное ощущение»,  – вспоминает Антонюк. На то, чтобы добиться уважения в коллективе, ушли четыре долгих месяца. «Я сумел доказать, что могу быть полезен и умею работать в команде»,  – рассказывает он.

За следующие два десятилетия Антонюк сменил армию на бизнес, а его нынешние подчиненные  – не офицеры, а программисты. Да и внешне он напоминает, скорее, предпринимателя из Кремниевой долины, чем бывшего военного. На руководителе крупнейшей аутсорсинговой компании страны  – синие джинсы и сорочка с закатанными рукавами. На запястье  – смарт‑часы Samsung за две сотни долларов. Он много улыбается, в его речи, как это часто бывает у айтишников, то и дело проскакивают английские слова. Одно из хобби  – яхтенные регаты. Об эпизоде знакомства с подчиненными в академии Антонюк рассказывает не без улыбки, а воспоминаниями об армии делится скупо. «Это было давно. Сейчас, наверное, все уже по‑другому»,  – говорит он. Но в подходе предпринимателя к организации и планированию бизнеса до сих пор чувствуется военная четкость и напористость.

Антонюк стоит у руля крупнейшей в стране компании IТ‑аутсорсинга «EPAM Украина», входящей в международную корпорацию EPAM Systems. За девять лет под его руководством представительство разрослось с 50 до почти 4000 сотрудников. Больше только в Беларуси, откуда компания родом: там работают более 5000 из 15 000 сотрудников EPAM. В масштабах Украины EPAM  – действительно гигант. Под началом Антонюка трудятся около 4,3% программистов страны. А всего на долю пятерки крупнейших аутсорсинговых компаний, включая EPAM, SoftServe, Luxoft, GlobalLogic и Ciklum, приходится почти 18% трудовых ресурсов украинской отрасли разработки программного обеспечения. Сегодня в Украине около 90 000 программистов и инженеров. Не случись кризиса, было бы значительно больше, уверен Антонюк.

Детство и юность Юрий провел в селе Комсомольское Вин­­­ницкой области. Еще в школе хотел поступать в один из киевских вузов. Планы нарушил ввод советских войск в Афганистан: в 17 лет Антонюк, как и большинство парней из его класса, решил стать военным. Выбор пал на Высшее инженерное зенитное ракетное училище (МВИЗРУ) в Минске. Там будущий айтишник впервые познакомился с разнообразной вычислительной техникой и основами программирования.

Война в Афганистане обошла молодого человека стороной, но после службы в армии он решил продолжить офицерскую карьеру и в 1990‑м поступил в адъюнктуру МВИЗРУ, которое в 1995 году влилось в Военную академию Республики Беларусь. Как и многих других офицеров в то время, оставить военную службу заставила низкая зарплата.

В середине 1990‑х Антонюк устроился в минскую компанию «Мегалот»: помог опыт работы с компьютерами. Фирма специализировалась на разработке программного обеспечения для азартных игр. За два года вчерашний военный прошел путь от рядового программиста до руководителя отдела разработки, в подчинении которого было 170 человек. Быстрый карьерный рост Антонюк объясняет просто: он умел показывать результат, которого от него требовали. Вскоре Антонюк был назначен гендиректором компании и почувствовал, что уперся в «стеклянный потолок»  – ему недоставало масштабных задач. «Компания ориентировалась на рынок СНГ, круг моих обязанностей был ограниченным. А хотелось расти, участвовать в новых проектах»,  – вспоминает Антонюк.

В EPAM он оказался едва ли не случайно. Время от времени минский офис компании проводил дни открытых дверей. На одно из таких мероприятий пришел Антонюк. О EPAM он знал немного: офис в США, упор на аутсорсинг, небольшой штат сотрудников в сотню человек. На презентации молодого руководителя подкупил широкий круг задач  – от проектов e‑commerce для американских клиентов до разработки автомобильной электроники для мировых автогигантов Ford и Toyota. Антонюк понял, что это его шанс выйти на новый уровень. В 2000‑м он уволился из «Мегалота» и перешел в EPAM на должность руководителя небольшой группы тестировщиков.

За шесть лет Антонюк дорос до топ‑менеджера компании – занял пост директора по разработке сервисов и проверке качества. Сама EPAM тоже не стояла на месте. Ее штат увеличился до нескольких тысяч сотрудников в Беларуси и некоторых странах Европы. В 2005‑м руководство компании решило открыть представительство в Украине. В конце года белорусы зарегистрировали компанию в Киеве, а уже с 2006‑го стартовало украинское представительство.

Середина нулевых стала лучшим временем для выхода на украинский рынок международных аутсорсинговых компаний. «В стране практически не было крупных игроков, только малые и средние,  – рассказывает Дмитрий Кушнир, руководитель «Luxoft Украина» с 2006 по 2013 год.  – Компании нашего уровня привлекли в страну крупных заказчиков, вывели экспертные знания и опыт на новый уровень. Это положительно повлияло на развитие всей IT‑экосистемы».

В то время украинское представительство EPAM уступало тем же Luxoft, Ciklum и SoftServe в размерах. А главное, ему не хватало «тяжелой артиллерии»  – квалифицированного и харизматичного лидера. Руководство решило отправить в страну сильного руководителя из числа собственных топ‑менеджеров, умевшего работать с международными заказчиками. Выбор пал на Антонюка  – уроженца Украины. «В Минске бизнес был построен, а тут  – практически пусто. Для меня это был новый вызов»,  – вспоминает Антонюк. В конце 2006‑го он переехал в Киев.

Возглавив представительство, Антонюк активно взялся за расширение украинского бизнеса EPAM. Вторым после киевского должен был стать офис в Харькове. Его будущих сотрудников уже ждали заказы корпорации Oracle. Некоторые тогдашние топ‑менеджеры Oracle  – выпускники харьковских университетов  – были готовы отдать на контрактную разработку крупные проекты. Перед созданием «харьковского плацдарма» Антонюк решил провести разведку  – договорился о встречах с местными IT‑бизнесменами. «У нас в Харькове сложился своего рода предпринимательский клуб, – вспоминает события девятилетней  давности Эдуард Рубин, основатель компании Telesens.  – Когда в город приходила крупная компания, мы хотели убедиться в том, что сможем сотрудничать, работать вместе на благо города». Найти общий язык удалось достаточно быстро, и весной 2007 года харьковский офис EPAM начал работать. «Антонюк  – как танк. Делает все для выполнения поставленных целей»,  – отмечает Виктор Валеев, директор ассоциации «ИТ Украины».

Закрепившись в Харькове, EPAM продолжила стремительное наступление. До конца года Антонюк запустил представительство во Львове. Оно создавалось на базе купленной EPAM местной компании Spline Software. Ее основатель, Михаил Лазор, возглавил львовский офис. Ранее в том же году открылось подразделение в Виннице, а в 2008‑м  – в Днепропетровске. «Так нам удалось охватить несколько крупных кластеров, где были сосредоточены профессио­наль­ные программисты, разработчики и образовательные центры», – вспоминает Антонюк. Сумму первоначальных инвестиций бизнесмен не раскрывает, уверяя, что она была минимальной.

«Здесь, в Украине, сильная система образования, есть много талантливых программистов»,  – рассказывал в одном из интервью Карл Робб, вице‑президент EPAM Systems в 2005 году. Но именно нехватка квалифицированных кадров, по словам Антонюка, могла затормозить развитие компании. «Мы понимали, что для роста потребуются собственные трудовые ресурсы. Сложно было представить, что в Украину потянутся десятки тысяч специалистов из‑за рубежа. А это значит, что расти мы могли только за счет профессионалов внутри страны», – поясняет он. Образовательный потенциал в Украине начал резко снижаться из‑за отсутствия финансирования, делится мыслями менеджер. Того же мнения придерживается Кушнир: «В университетах, например, не готовят ІТ‑менеджеров. Сейчас только нам не хватает несколько сотен таких специалистов».

Чтобы подготовить «стратегические резервы» для будущих наступлений, EPAM начала выстраивать работу с вузами. «Они активно занимаются поддержкой образования. Открыли много лабораторий при университетах, поддерживают преподавателей, бесплатно обучают студентов. На это идут огромные деньги»,  – добавляет Рубин, который с недавних пор исполняет обязанности ректора Харьковского национального университета радиоэлектроники. Антонюк дополняет: помогали ремонтировать аудитории, закупали компьютеры, доплачивали преподавателям. Социальные инвестиции дали результат, ежегодно армия программистов EPAM пополняется несколькими сотнями подготовленных специалистов. Уже в конце 2011‑го штат компании перевалил за 1500 сотрудников.

В феврале 2012‑го EPAM Systems вышла на нью‑йоркскую биржу. Итоги первичного размещения оказались скромнее, чем ожидалось: вместо предложенных $16–18 за акцию давали $12. Компанию оценили в $488 млн, хотя до IPO руководство заявляло о сумме около $600 млн. Основатель EPAM Аркадий Добкин не скрывал: американских инвесторов смутило то, что основная часть персонала компании размещена в Восточной Европе. Не слишком убедительными они посчитали и финансовые показатели EPAM. За девять месяцев перед выходом на биржу выручка компании достигла $239,4 млн, чистая прибыль  – $31,9 млн. Но «низкий старт» не помешал бурному росту котировок: за три года бумаги EPAM подорожали более чем в 6,5 раза. Сегодня ее акции торгуются по $81 за штуку, а всю компанию оценивают в сумму свыше $4 млрд.

После IPO пакет акций EPAM получил и Антонюк. Его размер менеджер не раскрывает, добавляя с улыбкой, что олигархом не стал. Пользу от выхода на биржу руководитель украинского подразделения видит в новых возможностях для компании. «Теперь не нужно доказывать каждому клиенту, что мы можем выполнить его задачу. Котировки на бирже и публичная отчетность укрепляют наш авторитет, мы стали в один ряд с крупными международными компаниями»,  – считает Антонюк. С 2012‑го количество сотрудников EPAM в Украине удвоилось и достигло почти 4000.

Испытанием для местного представительства EPAM стали украинские события 2014‑го. Крупных клиентов помог удержать международный офис, но перед Антонюком встала другая, более важная задача  – сохранить талантливых сотрудников. С началом боевых действий на востоке Украины и в связи с общим ухудшением экономики многие программисты стремились переехать в другие страны. Сам Антонюк не поддержал идею массового перевода работников за рубеж. «Нужно понимать, что переезжали бы в основном руководители, которые ведут проекты. Если бы они уехали, индустрию некому было бы развивать. Что останется Украине?»  – поясняет руководитель EPAM.

Антонюк и топ‑менеджеры других крупных аутсорсинговых компаний в стране полагают, что сохранить кадры помогут новые формы работы. Украинские офисы EPAM активно внедряют систему разработки готового продукта под требования заказчика. Чем она отличается от аутсорсинга? Компания получает лишь часть большого проекта с четким техническим заданием и всеми параметрами по разработке. Сейчас же EPAM работает по схеме Product Development Services, подразумевающей полный цикл создания продукта. В таком случае клиент приходит к разработчику с проблемой, а не готовыми рецептами ее решения. Задача Антонюка – найти людей, которые смогут составить техническое задание, собрать команду, провести экспертизу и выдать готовый продукт. «Юрий умеет доносить сложные мысли простым языком, отде­ляя главное от второстепенного»,  – считаетВладимир Бек, глава ІТ‑комитета Европейской Бизнес Ассоциации.

По итогам 2014 года Украину покинуло около 5000 IT‑специалистов, но новые направления работы помогли EPAM удержать ключевых сотрудников. Из $730 млн выручки, полученной за 2014‑й компанией EPAM Systems, более $100 млн принесло украинское представительство. К концу 2015 года выручка превысила $120 млн.

В Украине у EPAM нет клиентов. «Здесь отсутствуют заказчики нашего уровня»,  – не без сожаления говорит Антонюк. По его словам, желание работать с местными компаниями отбивает и проблема коррупции. Крупные игроки рынка IT‑аутсорсинга кон­курируют не за украинских заказчиков, а исключительно за трудовые ресурсы. «Благодаря» нашей власти, которая регулярно меняет законодательство и налоговое поле, из конкурентов мы превратились в союзников»,  – утверждает Кушнир.

Привлекать новых сотрудников EPAM удается не только хорошими зарплатами. «Мы не увольняем людей, когда проект заканчивается»,  – рассказывает Антонюк. Сотрудников, завершивших работу для внешних заказчиков, перебрасывают на создание систем для самой EPAM. Так можно не только избежать простоев в ожидании нового клиента, но и разрабатывать собственный софт. Часть разработок удалось успешно продать. Около 90% сотрудников EPAM довольны работой в компании, подсчитал портал Dou.ua.

Сейчас перед топ‑менедже­ром украинского EPAM стоит еще более масштабная задача  – помогать развитию IT в Украине. «Чем больше в стране будет людей с высокой зарплатой, тем многочисленнее станет средний класс. Эти люди не продадут на выборах свой голос за пакет гречневой крупы»,  – рассуждает Антонюк, сидя в пусть и отдельном, но совсем небольшом и скромно меблированном кабинете. Спартанская, по меркам успешного менеджера, обстановка работе не мешает: большую часть времени Антонюк проводит на встречах. «Он лично привлекает в страну множество клиентов. До него сложно дозвониться, он постоянно на встречах»,  – добавляет Валеев. «У мировой IT‑индустрии огромный потенциал, по миллиону специалистов не хватает в Европе и Северной Америке. Мы делаем упор на то, чтобы развивать бизнес здесь. Уверен, это принесет плоды»,  – считает Антонюк.

Оригинал публикации