Контакты

Юрий Овчаренко: Отказ от изобретения велосипеда позволяет тратить меньше и получать результат быстрее

CNews - 19 января 2015

Текущий кризис может быть на руку тем ИТ-компаниям, кто работает на зарубежных рынках. Поставщики сервисов, ориентированные на Россию, окажутся в менее выигрышной ситуации. О перспективах и новых тенденциях рынка ИТ-услуг рассказал Юрий Овчаренко, коммерческий директор EPAM – одного из крупнейших разработчиков заказного ПО в мире. 

CNews: Как чувствует себя EPAM в период кризиса?

Юрий Овчаренко: Российские компании, которые работают на экспорт, в условиях текущего кризиса чувствуют себя достаточно хорошо. Раньше такой бизнес испытывал давление со стороны рынка труда, зарплаты быстро росли, поддерживать конкурентные цены было сложно. Расходы на персонал в России были раздуты, а сейчас произошла серьезная коррекция. Условия для поставки сервисов на Запад стали благоприятными. И даже если из-за инфляции уровень зарплат еще немного подрастет, экспорт интеллектуальных ресурсов все равно останется выгодным. 

С отечественными заказчиками ситуация иная. Сейчас достаточно сложно делать прогнозы на долгосрочную перспективу. Тем не менее мы стараемся найти варианты, чтобы сохранить эффективность бизнеса. Возможно, российским заказчикам будут предложены специальные ценовые условия с учетом текущих проблем в экономике, которые затрагивают всех.     

CNews: Это означает, что 2014 год оказался для вас успешным?

Юрий Овчаренко: В России мы вырастем на 10-20%, если считать в рублях. В долларах мы такого роста не покажем, это однозначно. Падение курса рубля отражается и на нас: EPAM – глобальная компания, и на проектах в России работают специалисты из разных офисов, в том числе и зарубежных. Если говорить о компании в целом, то по прогнозам рост ожидается на уровне 30%. Какими окажутся результаты, в том числе с учетом падения рубля – увидим в конце декабря. 

CNews: Не оказались ли вы в немилости в свете импортозамещения?

Юрий Овчаренко: EPAM в России – это Общество с Ограниченной Ответственностью - российская компания, хоть и с иностранным учредителем. Пока у нас нет сложностей в работе с госкомпаниями или с крупными банками. Хотя недавно был тендер, в условиях которого был пункт о 100% российском происхождении потенциальных исполнителей, и мы из-за этого не смогли принять в нем участие. 

В целом мы рассчитываем на благоразумие тех, кто принимает решения. EPAM вне политики – мы решаем конкретные бизнес-задачи своих заказчиков, основываясь на лучшем мировом опыте. EPAM стоит в квадрантах Forrester и Gartner в правом верхнем углу, как одна из наиболее зрелых компаний в сфере услуг по разработке заказного ПО. Все технологии, которые используются в России, на 99,9% появляются и обкатываются за рубежом. Равно как и подавляющее большинство бизнес-идей зарождается на Западе. Я не вижу смысла изобретать здесь велосипед. Используя имеющийся опыт, вы тратите меньше денег и времени и быстрее получаете результат.

CNews: Что советуете делать компаниям, не работающим с зарубежным рынком?

Юрий Овчаренко: Компаниям, которые в силу своей структуры, ментальности, опыта или каких-то других причин не могут или не хотят работать с западными рынками, скорее всего, придется как-то перестроить свой бизнес. К примеру, занимать проактивную позицию, стараться предлагать связку «бизнес-идея + ИТ-технология», а для этого больше внимания уделять анализу потребностей не столько заказчиков, сколько их конечных клиентов. Это тот подход, который аналитики Forrester назвали Product Development Services 2.0 (PDS 2.0). По нему сейчас движется и EPAM.  

CNews: У вас уже есть понимание, что будет востребовано на рынке в ближайшие несколько лет?

Юрий Овчаренко: Мы видим тренды и следуем им, органически выращивая внутри компании новые компетенции и приобретая новые компании с интересным для нас бизнесом. EPAM уже занял свое место под солнцем как фабрика по производству качественного программного обеспечения. Сейчас, используя наработанные опыт, знания, контакты, мы хотим зайти в новые перспективные индустрии, в которые по прогнозам будет инвестироваться большой объем средств. В первую очередь, это фармацевтика.  

CNews: Расскажите подробнее об этом новом подходе к разработке, о котором вы упомянули. 

Юрий Овчаренко: Его важная характеристика – это плотное вовлечение конечного клиента в процесс разработки продукта или услуги, которую ему затем предложит банк или ритейлер (наш заказчик). Иными словами, вместо пары «заказчик – подрядчик» появляется треугольник «конечный клиент – заказчик – подрядчик». На Западе – более зрелом с точки зрения технологий и методологий рынке, который опережает российский примерно на 3-5 лет, - этот подход работает, причем достаточно эффективно.    

Кроме того, изменяется подход самих заказчиков к реализации проектов. Например, в банках и розничных сетях появляются новые люди – продакт-менеджеры, которые отвечают за конкретный продукт и выстраивают стратегию развития всего бизнеса и ИТ, которые стоят за этим продуктом. Это позволяет более продуманно развивать и наращивать функциональность ИТ-решений в рамках череды проектов, которыми управляют уже проектные менеджеры. Фактически с самого начала выбирается правильный курс на создание конечного продукта, который будет максимально соответствовать требованиям бизнеса.

Наконец, трансформируется и роль подрядчика. Мы когда-то говорили: «Ребята, мы умные и классные программисты и все, что вам угодно, переведем в код». Затем соревновались с конкурентами, как это сделать дешевле, быстрее и качественнее: внедряли стандарты разработки, проходили сертификации по качеству, повышали качество ресурсов, оптимизировали и автоматизировали внутренние процессы разработки. Достигли этого, а что дальше? А дальше выясняется, что успех проекта во многом зависит от тех требований, которые поступают к нам «на вход». Сейчас мы стремимся уйти от «любой каприз за ваши деньги» и более плотно работать с компаниями еще на этапе формирования ими требований к ИТ-решениям. В том числе – напрямую взаимодействовать с их конечными клиентами. Например, в одном из западных проектов нам требовалось создать онлайн-решение для сети по продаже автозапчастей и ремонту автомобилей, с помощью которого клиенты могли записываться на техобслуживание, ремонт и т.д. Перед стартом работ мы провели серию интервью не только с сотрудниками заказчика, но и с потребителями услуг компании. Это помогло выяснить, какими факторами клиенты руководствуются при выборе автосервиса, что для них важно, а что нет. Полученные данные были использованы при разработке решения. В результате после его запуска компания смогла увеличить продажи своих услуг через сайт почти в три раза.

Так что знание бизнес-доменов, или отличное понимание требований непосредственного и конечного клиента, становится очень важным. Облечь в слова и требования свои бизнес-потребности и потребности своих клиентов заказчикам, как правило, помогают консультанты. В какой-то момент мы приняли решение самим стать таким консультантом. Цель была достигнута благодаря развитию внутренних компетенций и серии поглощений.  

CNews: Что это были за поглощения? 

Юрий Овчаренко: В 2013 году мы купили Empathy Lab, в 2014 году – Great Fridays. Обе компании специализируются на консалтинге в области цифровых стратегий, цифрового маркетинга, проектирования опыта клиентов и дизайне продуктов. 

Развитие цифровых каналов серьезно меняет расстановку сил в таких отраслях, как ритейл, финансы, FMCG. К примеру, Google и Amazon начали предлагать финансовые и розничные сервисы, постепенно вытесняя с этого рынка традиционных монстров. В ответ классические игроки из этих сфер начали трансформироваться и более активно осваивать цифровые каналы. ИТ-проекты, связанные с подобной трансформацией, требуют одновременно и хорошего понимания бизнеса, и технологий, а также видения того, как бизнес заказчиков может работать в цифровом мире. Кроме того, требуется наличие специалистов с разным набором знаний и грамотная координация их действий. Когда все это есть, плюс в процесс вовлекаются и конечные клиенты заказчика, мы получаем на выходе очень хороший результат.  

CNews: Не делает ли PDS 2.0 ИТ-проекты более дорогими?

Юрий Овчаренко: На самом деле этот подход как раз позволяет оптимизировать затраты на ИТ-проекты. Сейчас от технологий зависит время вывода продукта или услуги заказчиком на рынок. При этом по статистике порядка 80% реализованного ИТ-функционала не используется – за время реализации проекта поменялись задачи, изменилась ситуация на рынке и т.д. Задача подхода PDS 2.0 как раз заключается в контроле процесса разработки ПО таким образом, чтобы созданное решение на выходе был максимально полезным. Во многом из-за более быстрого и качественного выявления и формирования требований к необходимому функционалу. 

Схема, когда требования долго разрабатываются, а потом идут по многочисленным ступеням согласования, неэффективна. В итоге после внедрения может оказаться, что функционал больше не нужен, потому что время поменялось, а процессы и среда уже другие. Например, 6 месяцев назад просили быстро реализовать новый функционал для ипотечного продукта, когда на него был высокий спрос, а сейчас это уже не так интересно. Трансформация должна быть и внутри самого заказчика, который должен принять процессы именно быстрого производства ИТ-решений, которые необходимы потребителям уже сегодня. Тогда заказчик начинает больше зарабатывать и меньше тратить денег на ненужные ИТ. 

CNews: Что вы подразумеваете под цифровой трансформацией бизнеса?

Юрий Овчаренко: Это многоэтапный и достаточно сложный процесс. Первым шагом может стать разработка и запуск нового веб-сайта со специальным движком, позволяющим очень быстро менять контент, адаптировать его под разные целевые аудитории и типы устройств. Потом подключаются элементы электронной коммерции: заказы услуг или продуктов, их оформление, получение. Затем возникает тема Больших Данных – создание возможности анализировать все, что происходит в цифровых каналах: анализ действий посетителей сайта компании и ее клиентов, откуда они приходят, по каким запросам и так далее. Плюс сопоставление этой свежей информации с большим объемом исторических данных, в том числе накопленных в других системах компании. Тем самым создается основа для формирования персональных предложений для клиентов. Одно цепляет другое. Использование PDS 2.0 здесь позволяет идти от бизнеса (от изучения потребностей конечных клиентов) через ИТ к развитию бизнеса. Кстати, высший пилотаж, который пока в России нереализуем, это когда поставщик ИТ-услуг получает оплату по итогам достигнутых бизнес-результатов компании-заказчика. В случае с созданием портала для электронной коммерции, например, в качестве такого результата может рассматриваться повышение на заданное количество пунктов коэффициента конверсии или прибыли. 

Еще одна характерная черта подхода PDS 2.0: ИТ-компании, которые двигаются в этом направлении, приходят к созданию внутренних центров компетенции. В EPAM мы формируем такие центры в разрезе индустрий (финансы, страхование, туризм, электронная коммерция и др.), решений (Большие Данные, облака, мобильные приложения и т.д.) и отдельных технологий (Java, .NET). В центрах аккумулируется наша экспертиза, которая затем переиспользуется в проектах. Они дают как раз ту возможность, о которой я говорил раньше, - участвовать в проработке требований к ИТ на самых первых этапах проекта и тем самым снижать его риски. Для создания подобных центров компетенции нужны опыт, время, деньги, желание, организация и еще целый ряд вещей. Это достаточно серьезный вызов 

CNews: В России есть примеры, когда такие центры компетенции создавались на стороне заказчика…

Юрий Овчаренко: Да, такие программы есть у некоторых крупных компаний, занимающихся модернизацией ИТ. Центры объединяют большое количество вендоров, но при этом ими очень тяжело управлять. Как правило, уже сложившиеся отношения между департаментами внутри компании, внутренние бюрократические регламенты, различные подводные течения не позволяют работать эффективно. В итоге весь этот компот варится не очень быстро.

Там, где происходит слияние бизнеса и ИТ, наличие людей, которые могут хорошо разговаривать и на языке ИТ, и на языке бизнеса сильно влияет на успех проекта. EPAM активно инвестирует в это направление. В создаваемые центры компетенции приглашаются люди, которые работали в успешных коммерческих или государственных структурах. Они могут предложить технологичную идею, завернув ее в бизнес-оболочку. И это очень важно. Если приходит технический специалист и начинает говорить: «Давайте применим вот такую вот новомодную технологию», клиент сразу задумывается «А зачем?». Напротив, когда человек, понимающий бизнес и не витающий в технологических облаках, предлагает решить конкретную проблему с помощью ИТ – это другое дело. 

Мы берем людей, которые отвечают за свое слово, и с их помощью выстраиваем правильные ожидания заказчика. Подход PDS 2.0 позволяет на начальном этапе правильно описать функционал, который должен быть в системе, и помочь заказчику понять, как он сможет вести бизнес после внедрения нового ИТ-решения и получить запланированные результаты. 

CNews: Разве большинство поставщиков не делает то же самое, изучая процессы заказчика и рисуя, какими они должны быть для внедрения новых ИТ?

Юрий Овчаренко: Многие приходят и начинают предлагать решение такого-то производителя с некоторыми доработками. Или приходит консультант и начинает рисовать космическое будущее, которое затем приходится приземлять на нашу землю. Предложение должно быть реализуемо. Вот эта брешь между консультантом и тем, кто это будет реализовывать, зачастую очень большая. В этом скрывается большой объем проблем. Наша практика проектов на Западе показывает, что более эффективно, когда и консалтинг, и разработку, и внедрение делает одна организация. 

При этом эксперты EPAM не всегда выступают как бизнес-консультанты в классическом понимании этого термина. Они не учат заказчиков, как им вести бизнес. Они, скорее, выступают в роли коучеров - создают атмосферу, которая помогает заказчику раскрыть внутренний потенциал, найти и затем реализовать лучшие бизнес-идеи. В результате заказчик сам, максимально используя свое знание собственного рынка, находит оптимальное решение для своего конкретного случая. Но для этого нужна определенная обстановка, которую помогают сформировать наши специалисты. Например, недавно у нас был очень положительный опыт с подобным консалтингом в плане выстраивания процессов по Agile в одном из российских банков. 

CNews: Какие проекты вы сейчас ведете и в каком направлении будете развиваться?

Юрий Овчаренко: В России сейчас порядка 70% проектов EPAM приходится на банки и финансовые институты. В этом году мы реализовали большое количество проектов по разработке или модернизации фронт-энд-решений - систем для взаимодействия с клиентами. Целый ряд проектов был связан с повышением качества ИТ – это тестирование, выстраивание процессов внутри ИТ-подразделений компаний, реинжиниринг старых систем, уже отживших свой век. 

Кроме того, мы активно развиваем решения для электронной коммерции, которая сегодня переросла ритейл и захватывает те же банки, страховые, туристические компании. Не удивительно, поскольку бизнес в интернете ежегодно растет на 50%. Даже бабушки уже пользуются скайпом, сидят в «Одноклассниках» или «В Контакте», научились заказывать через интернет товары и делать коммунальные платежи. Так что востребованность e-commerce-решений, позволяющих формировать различный контент с учетом особенностей разной аудитории, создавать и продавать персональные предложения услуг или продуктов, анализировать поведение клиентов и осуществлять кросс- и дополнительные продажи, будет расти.     

Еще бы я отметил растущую потребность в услугах по оптимизации внутренних ИТ-процессов, а также по интеграционному тестированию и обеспечению качества решений, которые компания получает от различных поставщиков. 

CNews: А какие ИТ-сервисы недооценены рынком?

Юрий Овчаренко: В первую очередь, сервисы, связанные с облачными вычислениями. Я считаю, что это одно из перспективных направлений, которое будет развиваться просто потому, что реально позволяет компаниям повысить эффективность затрат. В Америке мы работали с компанией, которая планировала ИТ-проект с инвестициями в «железо» порядка 5-10 миллионов долларов. Потом они решили запустить пилот в облаке. В результате после развертывания SaaS-решения компания получила результат, который хотела, за 300 000 долларов в год вместо 10 миллионов. 

CNews: Как вы считаете, шум вокруг больших данных выльется во что-то реальное в России или это просто мода?

Юрий Овчаренко: Думаю, да, мы увидим реальные проекты. В принципе они идут уже сейчас. Например, в начале года мы запустили проект для крупного российского холдинга, объединяющего розничные и финансовые компании. Планируется, что использование технологий Big Data поможет оптимизировать управление единой клиентской базой.

Ряд проектов стартовал в банках. В частности, чтобы выполнять требования Центробанка по управлению рисками, банкам надо обрабатывать и анализировать слабо структурированные данные. Вот здесь переход на решения, к примеру, Hadoop, которые позволяют работать с хранилищем без жесткой привязки к структуре данных, может принести ощутимый эффект. 

CNews: Какие перспективы вы видите у open source решений? 

Юрий Овчаренко: В отличие от Запада, где открытые технологии применяются очень активно, в России подавляющее большинство предпочитает решения от вендоров. Я не думаю, что в ближайшей перспективе эта ситуация резко поменяется, хотя популярность open source будет расти. Во-первых, это существенно позволит сэкономить на лицензионных отчислениях, во-вторых, open source - решения стали более зрелыми, ТСО существенно уменьшилась. Важно заметить, что для эффективного использования open source-технологий к их внедрению нужно привлекать компании, которые обладают опытом, если хотите, культурой работы с открытом кодом, умеют делать на нем качественные решения и эффективным образом взаимодействуют с «коммьюнити». Таких компаний на самом деле не так уж и много на нашем рынке. А без этого опыта заказчик, скорее всего, получит совсем не те результаты, на которые он рассчитывает.  

CNews: На ваш взгляд, какие тенденции определят облик российского рынка ИТ на ближайшие три года?

Юрий Овчаренко: Боюсь, что делать какие-либо прогнозы на три года сейчас вряд ли кто рискнет. В ближайшее время перед компаниями, которые выживут, будут стоять задачи увеличения доли рынка, повышения прибыли и сокращения издержек. Так что реализовываться будут те ИТ-проекты, которые работают на достижение этих целей.  

Скорее всего, среди них окажутся проекты по оптимизации затрат, планированию и управлению бюджетами, риск-менеджменту, оптимизации фронт-энда, поддержке эффективного перехода в цифровое пространство. Так что для таких компаний, как EPAM, поле деятельности вырисовывается неплохое. Мы видим перспективы у решений для электронной торговли, взаимодействия с подрядчиками и контрагентами. Например, некоторое время назад мы построили электронную торговую площадку для большого холдинга в Казахстане. Благодаря консолидации закупок, а их объем составлял сотни миллионов долларов, компания сэкономила средства, в десятки раз превышающие бюджет проекта, менее чем за год после внедрения нашего решения. 

Кроме того, мы ожидаем развития технологий, связанных с оптимизацией процессов внутри ИТ-подразделений. Компании заинтересованы в том, чтобы блок ИТ был прозрачным, эффективным и контролируемым, когда бизнес понимает, на какой функционал и с каким результатом тратится каждый инвестируемый рубль.

Оригинал публикации