Контакты

Перспективный регион

Инфо-бизнес - 2 февраля 2006 - Григорий Рудницкий

Epam Systems — одна из немногих работающих на мировом рынке оффшорного программирования и консалтинга компаний, опирающихся на знания и опыт, накопленные еще в бывшем Советском Союзе. Мы задали по телефону несколько вопросов президенту и одному из основателей Epam Systems Аркадию Добкину.

iBusiness: Головной офис вашей компании находится в США. Это вызвано расширением бизнеса, либо так было запланировано изначально?

Аркадий Добкин: На самом деле, компания изначально была создана как американская двенадцать лет назад. С самого начала наша бизнес-модель предполагала, что мы будем делать нечто аналогичное тому, что делают индийские компании, но с одним исключением — все это будет базироваться на инженерных ресурсах, находящихся в бывшем Советском Союзе. Поэтому изначально компания была зарегистрирована в Америке, а уже потом строились отделения в Белоруссии и России.

iBusiness: Поскольку вы находитесь на Западе, хотелось бы спросить, какими видятся вам тенденции российского и мирового рынка оффшорного программирования?

Аркадий Добкин: Этот рынок развивается динамично, продолжает быстро расти. Индия в этом плане, безусловно, остается лидером, особенно, если учитывать, что индийцы начали заниматься этим очень серьезно еще пятнадцать лет назад, и уже тогда были приняты соответствующие государственные программы. Индийские программисты развивались в довольно тепличных условиях, особенно после того как утвердили льготы, обеспечивающие им конкурентоспособность. Кроме того, Индия — страна, в которой английский язык является вторым языком в школах и университетах. В-третьих, Индия обладает, безусловно, неисчерпаемыми людскими ресурсами.

Но за последние несколько лет кое-что действительно изменилось. Прежде всего, наблюдался очень бурный рост аутсорсингового бизнеса, и бизнеса «по запросу» (on demand). Поэтому конкуренция за ресурсы в Индии резко обострилась. Все транснациональные корпорации пришли в Индию, кроме того, сами индийские лидирующие компании имеют штат сотрудников в десять, двадцать, тридцать, сорок человек. Соответственно, вместе с ростом конкуренции стало снижаться качество. Это первая причина все возрастающего интереса к другим странам. Вторая причина заключается в том, что большие компании хотят управлять своими рисками и не собираются складывать «все яйца в одну корзину». Учитывая, что у этих компаний очень большой бюджет аутсорсинговых проектов, и этот бюджет растет, так как данная область наиболее приемлема для больших компаний, они просто ищут разные варианты снижения своих рисков. Если у них уже есть один или два аутсорсинговых партнера в Индии, то теперь они уже смотрят, в каких еще странах можно найти аналогичных партнеров. Естественно, территория Восточной Европы в этом плане очень интересна, особенно в связи с тем, что там в свое время создавались крепкая инженерная школа и хорошая университетская база. Наряду с Китаем бывший Советский Союз представляется привлекательным направлением для аутсорсинга больших западных компаний. Это, по сути дела, вторая отличительная черта. С одной стороны, конкуренция за ресурсы, а с другой — тенденция к снижению геополитических рисков.

Все это приводит к тому, что немалый интерес проявляется к восточноевропейским компаниям уже в течение нескольких лет. Соответственно, начали расти компании, находящиеся на этой территории, такие как, например, мы или Luxoft.

iBusiness: Вы сказали, что западные компании с одинаковым интересом смотрят на Восточную Европу и на Китай. Что нужно предпринять в нашей стране, для того чтобы успешно конкурировать на этом направлении с Китаем?

Аркадий Добкин: Я продолжу говорить о тенденциях. Если в Америке аутсорсинг развивался на протяжении последних десяти лет, то в Европе — всего несколько лет. Но для западноевропейских заказчиков восточноевропейские компании имеют некоторое преимущество по сравнению с азиатскими, так как находятся ближе. Кроме того, они ближе в культурном смысле к Европе. Вот почему интерес растет. Что нужно сделать? Все довольно тривиально, и это повторялось неоднократно. Если в Индии существуют специальные льготы для ИТ-компаний, если даже такая маленькая страна, как Ирландия, захотела конкурировать в этой области и приняла специальную законодательную базу, предусматривающую определенные льготы для ИТ-индустрии, что позволило ей стать одной из ведущих, то же самое следовало бы сделать в России и других странах Восточной Европы.

Я все время расширяю географические рамки, поскольку Epam имеет достаточное количество сотрудников и в России, и в Белоруссии, и на Украине. Мы также открыли офис в Венгрии. Так что мы смотрим на все это немного шире.

iBusiness: Я все же предлагаю вернуться к России. Сейчас наше правительство активно продвигает такую инициативу, как создание технопарков, которые могли бы стать некими инкубаторами для развития как ИТ-отрасли в целом, так и оффшорного программирования в частности. Как ваша компания воспринимает данный государственный проект? Насколько это реально, и имеет ли смысл в этом участвовать?

Аркадий Добкин: Я думаю, это, естественно, лучше, чем ничего, но если делать что-то быстро, то основными должны стать не технопарки, а законодательная база, не зависящая от расположения конкретной компании. А технопарки должны развиваться во вторую очередь. Первоочередной же задачей должно стать создание льгот для российских компаний, которое дало бы им возможность конкурировать на мировом рынке. Ведь в этом случае они конкурируют не внутри России, а с той же Индией, Пакистаном или Ирландией. А чтобы конкурировать с ними, нужно много компонентов. Такие компоненты, как качество, product management и т.п., российские компании реализуют самостоятельно, но существует ведь еще и ценовой фактор. И если Россия, Украина или Белоруссия хотят, чтобы деньги начали приходить в эти страны из-за рубежа, то, естественно, нужно создавать льготы, позволяющие работать в тех же условиях, в которых работают, к примеру, индийские компании. Это первое. А технопарки — это уже второе. Это структура, призванная осуществить уже второй уровень вложений, услуг, преимуществ за счет выделения каких-то конкретных затрат на инфраструктуру и т.д.

Произошла же несколько обратная ситуация. Создается структура технопарков, которая должна заставить компании сместиться из одного месторасположения в другое, что, в принципе, только усложняет работу в какой-то период, а в некоторых случаях вообще может сделать жизнь компаний достаточно тяжелой, если те хотят получить деньги или льготы.

iBusiness: Хотелось бы узнать побольше о ваших заказчиках. С какими конкретно отраслевыми компаниями вы сотрудничаете в первую очередь?

Аркадий Добкин: Естественно, за время работы сложились какие-то направления, которые были для нас наиболее успешными, и на которых мы стали больше фокусироваться. Одним из ключевых направлений для нас остается разработка профессиональных программных продуктов для больших мировых софтверных компаний, таких как SAP, Microsoft и другие. Это наши клиенты, которые доверяют нам разработку части своих продуктов. В то же время, мы активно работаем и с телекоммуникационными компаниями, такими как, например, British Telecom. Мы еще работаем в страховом и финансовом секторах, где нашими клиентами выступают несколько крупных американских страховых компаний. Работаем и в транспортной отрасли, причем наработанный на Западе опыт применяем и для российских компаний. В частности, то, что мы делали для компании Aeromexico, мы потом по большей части повторили и для «Сибирских авиалиний». Речь идет о первой онлайновой билетной системе в России.

iBusiness: Напоследок позвольте спросить о вашей кадровой политике. Не секрет, что на ИТ-рынке квалифицированные специалисты постоянно растут в цене. Как ваша компания решает эту проблему?

Аркадий Добкин: Сегодня это проблема номер один, которая может помешать развитию ИТ-индустрии в России. Во многом начальные шаги опирались на то, что еще было создано в Советском Союзе. Да и университеты сегодня достаточно инерционны.

Действительно, кадры — это проблема. Мы сегодня пытаемся сотрудничать с университетами в тех городах, где находятся наши центры разработки — в Саратове, в Минске. Рассчитываем наладить такое же сотрудничество и в Санкт-Петербурге. Мы создаем совместные лаборатории с университетами, чтобы как можно раньше начать подготовку квалифицированных кадров. По сути, то же самое делают все ведущие ИТ-компании на российском рынке.

Оригинал публикации