Контакты

Анатолий Гавердовский: «В России пришло время строительства небоскребов»

IT-daily - 12 декабря 2006

В середине сентября о своем слиянии объявили компании EPAM Systems и Vested Development, Inc. (VDI), специализирующиеся на разработке заказного программного обеспечения и внедрении сложных корпоративных систем.

Объединенная компания EPAM имеет все основания считаться наиболее крупным игроком рынка Software Engineering Services не только в России, но и в Центральной и Восточной Европе. В компании работает более 2400 программистов. EPAM имеет 17 представительств в 8 странах мира, в том числе в США, Венгрии, Великобритании, Германии. Крупнейшие центры разработок находятся в России, на Украине, в Армении и в Белоруссии.

С вопросами о том, когда и как возникла идея объединить бизнес двух компаний, IT-daily обратился к основателю VDI, а ныне — старшему вице-президенту EPAM Systems Анатолию Гавердовскому:

А. Г.: Впервые мысль объединить бизнес возникла у нас с Аркадием Добкиным (президент EPAM Systems, — IT-daily) примерно пять лет назад. В то время VDI была маленькой компанией, работала только в Америке и имела оборот в три миллиона долларов. У EPAM Systems оборот тогда был в семь-восемь миллионов. Каждая компания, по сути, работала на одного клиента: мы — на Hummingbird, мирового лидера в области создания систем управления корпоративной информацией, EPAM — на Firepond, ведущего разработчика в области Sales Force Automation. При этом у нас было явное ощущение того, что рынок меняется довольно быстро, а чтобы достичь на нем стабильности и выйти на новый уровень, имеет смысл качественно менять бизнес. Тогда собственно и зашли разговоры на тему слияния. Выглядело это так: я в каком-то интервью сказал, что рынок идет к консолидации — и в этом его развитие, а Аркадий, прочитав это интервью, мне перезвонил. С этого и начались наши переговоры.

IT-daily: Работая на одном географическом рынке, в США, компании наверняка активно конкурировали. Были ли при этом какие-то совместные проекты?

А. Г.: Мы встречались только в тех тендерах, где западные заказчики целенаправленно искали исполнителя работ в России. Как правило, поиск вели большие компании, которые хотели построить, например, инжиниринговый центр в нашей стране. Я не могу сказать, что подобные конкурсы проводились так уж часто. Но EPAM и VDI встречались на них четыре или пять раз в году, традиционно попадая в так называемый final short list.

Совместных же проектов у нас не было. Вероятно, это связано с разной политикой, которую вели компании: VDI всегда была достаточно открыта в плане выбора субподрядчиков, а EPAM старалась реализовать проекты своими силами, внутри себя.

IT-daily: С кем вам сейчас приходится конкурировать?

А. Г.: Поскольку мы нацеливаем себя на серьезных заказчиков, то и конкурировать, как правило, приходится с индийскими компаниями второго уровня, а иногда на тендерах и с пятеркой крупнейших мировых консалтинговых компаний: Accenture, IBM Global Services, а также и с ведущими индийским разработчиками, такими как Infosys, Wipro, TCS. Нередко бывает, что эти тендеры мы выигрываем. Причем интересно, что если раньше мы сталкивались с индийскими компаниями только в США, то теперь приходится бороться и на ближних подступах, например, в Казахстане. Значит, скоро конкуренция развернется и на территории России. Кроме того, индийские заказчики приходят на рынок программистов стран СНГ и начинают скупать небольшие компании, занимающиеся разработкой программного обеспечения. Например, индийская IndusLogic недавно купила украинскую фирму Bonus Technology. Надеяться, что конкуренции не будет, что границы нам помогут, — не стоит. Надо готовиться к серьезным изменениям на рынке.

IT-daily: То есть конкуренты у вас серьезные. А в чем же преимущество работы заказчиков с EPAM? Вы предлагаете наиболее низкую цену?

А. Г.: Мы никогда не конкурируем по цене. Если заказчик говорит, что кто-то сделает работу дешевле, мы пожимаем плечами и отвечаем: «Нет проблем. На этом рынке если кто-то начинает сбивать цену, то он заранее проиграл. Рынок тяжелый, сервисный. Нужно постоянно инвестировать во внутренние системы, в развитие системы качества, в подготовку сотрудников — только тогда возникает некое конкурентное преимущество, которое будет востребовано заказчиком. Если падать в цене ради того, чтобы получить сиюминутную работу во что бы то ни стало, то завтра не будет ни работы, ни людей. При этом сейчас мы не испытываем проблем с количеством заказов. Некоторые трудности связаны с тем, что необходимо вовремя подготовить достаточное количество опытных программистов, организовать их, обучить. Все это для того, чтобы они могли реализовать проект на должном уровне и с должным уровнем качества.

Вряд ли мы когда-нибудь достигнем размера индийских компаний, в которых работают по сто тысяч сотрудников. Даже несмотря на то, что у нас в штате 2400 инженеров и мы достаточно быстро растем. Однако уже сейчас мы выполняем проекты, которые требуют одновременной работы сотен программистов. Ну а если заказчикам требуются тысячи сотрудников, то у них пока есть дорога только в Индию или в Китай. Ведь для того, чтобы предоставить клиенту тысячу специалистов, в собственном штате надо иметь от 10 тысяч человек. Но дайте нам три-четыре года, и мы будем готовы обсуждать подобные проекты.

IT-daily: Вы отвечаете за российский бизнес объединенной EPAM Systems. Как выглядит компания на этом рынке сейчас и каковы перспективы?

А. Г.: На сегодняшний день EPAM — это самая крупная Software Engineering компания в Центральной и Восточной Европе. Это — неоспоримый факт, подтвержденный многими аналитиками. Мы номер один и по количеству людей, и по обороту, и по числу и уровню заказчиков. Мы работаем не только на российском рынке, но и в Северной Америке, Западной Европе. Благодаря такой географии бизнеса и накопленному многолетнему опыту мы способны делать большие проекты. Причем в срок и качественно.

Почему я говорю это? Я веду к тому, что российский рынок сейчас очень быстро развивается. И потребности, возникающие у заказчиков, значительно опережают возможности игроков, которые росли только здесь, в России. Безусловно, все, кто работает в России, это высокопрофессиональные игроки, которые закалились в сложных проектах. Но рынок растет быстрее, чем накапливается опыт. Сложные задачи стоят уже сейчас, а их исполнители — те же системные интеграторы, например, — могут появиться только завтра или послезавтра.

Возьмем примеры — удачные и неудачные. Удачный — система ГАС «Выборы». Она была создана, запущена и работает без сбоев. Другой пример, любимый и ненавидимый многими и неоднократно озвученный средствами массовой информации, — система ЕГАИС (Единая государственная автоматизированная система учета объема производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, — IT-daily). Вот та ситуация, когда большая IT-система была внедрена, а как результат — нанесла ущерб рынку.

Сегодня на российском рынке существует реальная потребность в системах федерального уровня. Есть программа «Электронная Россия», нацеленная на то, чтобы создавались системы такого масштаба. Страной, правительством и любым министерством такие решения — начиная от электронного кадастра, который сейчас создается, и заканчивая налоговыми системами — востребованы. Все они в идеале должны покрывать 11 часовых поясов, 1/6 часть суши. Фактически, информационные системы должны объединять страну так, как в 19 веке страну объединили железные дороги. В нашем отечестве фактор расстояний серьезно замедляет процессы управления и осложняет реформы. Федеральные информационные системы могут сгладить этот эффект и значительно повысить эффективность управления. К сожалению, пока для России это только возможности.

IT-daily: А что, по-Вашему, нужно сделать, чтобы «процесс пошел»?

А. Г.: Приведу очень интересный, на мой взгляд, пример. Наша компания сейчас реализует проект в Казахстане. В этой стране тоже есть государственная программа по созданию электронного правительства, и, казалось бы, ситуация приблизительно та же, что и у нас.

Но там существует жесткая нацеленность не на процесс, а на конечный результат. А им как раз и должна стать система, которая объединит информационные ресурсы шести министерств и даст доступ жителям Казахстана к государственным информационным сервисам. Например, открыть и зарегистрировать новую компанию можно будет через интернет, не выходя из дома. Причем за четкий, определенный законом, срок.

В качестве генерального подрядчика проекта по созданию такой системы правительство Казахстана после довольно жесткого тендерного отбора пригласило EPAM. И мы совместно с IBM планируем запустить ее уже в конце текущего года. И это при том, что работы мы начали в июне. То есть за шесть месяцев мы запускаем реально работающее интегрированное электронное правительство. С порталом, со всеми электронными сервисами, с возможностью на следующих этапах решать проблемы связи населения и правительства электронным способом. То, что в России, к сожалению, существует или только на бумаге, или в отдельно взятых регионах.

Это просто пример того, как люди, которые отвечают за электронное правительство, осознали, что они не могут сделать проект с помощью местных подрядчиков, потому что любая местная фирма — это в лучшем случае 30-50 специалистов. IT-рынок Казахстана в области разработки сложных систем практически не развивался и вдруг мгновенно сделал скачок в плане задач: от локальных проектов к проектам национального масштаба, заказчиком которых выступает правительство страны.

Что-то похожее происходит и в России. Быть может, более гладко, но, тем не менее, это так. Сейчас задачи, которые возникают перед бизнесом, могут значительно превышать возможности внутренних IT-отделов заказчиков, системных интеграторов, кого-либо еще. Следовательно, нужно приглашать профессиональных исполнителей. Образно говоря, в нашей стране пришло время «небоскребов» — громадных и сложных систем. И реальных исполнителей, которые могут их спроектировать и построить.

IT-daily: Таких, например, как объединенная EPAM Systems?

А. Г.: EPAM Systems участвовала в реализации похожих по масштабу проектов для западных заказчиков, которые, как бы прискорбно это ни звучало для нашего рынка, все-таки немножко впереди. При этом мы понимаем российскую ментальность и особенности работы здесь, что также очень важно. Поэтому свой опыт и сервисы мы пытаемся сделать доступным большинству российских компаний и организаций, перед которыми стоят масштабные бизнес-задачи. В этом, наверное, основная особенность и конкурентное преимущество нашей компании.

Еще одна важная вещь — мы практически ни с кем не конкурируем на российском рынке. Я имею в виду системных интеграторов, которые берутся за подобные проекты. Мы не поставляем железо, не делаем сетевые инфраструктуры. Мы даже не поставляем программное обеспечение — мы не пытаемся «съесть все». Именно поэтому наш опыт и умения могут быть очень хорошим дополнением для других игроков рынка. Мы готовы к такому сотрудничеству и уже сейчас работаем со многим системными интеграторами, помогая им создавать большие системы.

Третья особенность, достаточно интересная для российского рынка. Среди наших заказчиков порядка 20-25 западных софтверных фирм самого разного масштаба. Например, более 100 сотрудников EPAM в настоящее время работают над проектами для SAP, по столько же разработчиков наняли Reuters и Hyperion. Кроме этого, мы работаем для десятков компаний меньшего масштаба и внедряем для них различные системы, порой весьма интересные и наукоемкие. Более того, мы не только разрабатываем программное обеспечение, но и участвуем в его развертывании у конечных заказчиков за рубежом. Потом мы берем эти технологии и приносим их сюда, в нашу страну, но уже как готовые продукты. А в связи с тем, что у нас сложились определенные отношения с держателями торговых марок этого ПО, мы можем себе позволить предлагать специальные условия для российских клиентов. И сделать для них доступными те самые Hi-End технологии, которые сейчас только разрабатываются и внедряются на западе.

В качестве примера такой технологии можно привести Text Mining, или Content Mining, которая позволяет в реальном времени мониторить значительные объемы неструктурированной информации (например, в интернете и в других открытых источниках), оценивать отзывы о компании и продуктах, сортировать эту информацию, выделять и классифицировать имеющиеся проблемы.

IT-daily: Что необходимо для быстрого развития IT-отрасли в нашей стране? Чего для этого не хватает?

А. Г.: Для развития IT-индустрии в первую очередь нужны специалисты. А их нужно мотивировать на работу именно в IT, а не в торговле. Надо вкладывать значительные средства в их подготовку. Поэтому необходимо, чтобы правительство начало инвестировать бюджетные средства в образование и создавать условия, когда престижно и выгодно было бы тратить лучшие молодые годы на то, чтобы стать программистом. Если у нас появится один вуз, который сможет ежегодно выпускать хотя бы 20 тысяч по-настоящему профессиональных программистов, то это может решить проблему отрасли. И ведущие игроки рынка готовы рублем участвовать в таких программах.

Сейчас в России каждый год получают дипломы 40-50 тысяч молодых специалистов, которые считают себя программистами. Казалось бы, достаточно. Нужно-то всего 20 тысяч… Все не так просто. Нужны профессионалы, которые придут именно в программирование. А с профессионализмом уже сложнее.

Тут вся проблема в том, что если раньше достаточно было знать математику, прочесть курс Паскаля — и ты уже программист, то сейчас сложность профессии достигла такого уровня, что при хорошем знании математики и языка программирования нужно еще два-три года дополнительного обучения совместно с практикой в реальных проектах. Это чтобы стать нормальным программистом. На кухне по учебникам такой профессии уже очень трудно научиться.

IT-индустрия всегда зарождается вокруг университетов. Вокруг них возникают IT-фирмы, к ним, в свою очередь, обращаются венчурные капиталисты, которые дают деньги на то, чтобы эти фирмы развивались, потом приходят подрядчики, строят офисы и так далее. Так когда-то появилась Силиконовая Долина. А, появившись, она не может не процветать. Там могут быть спады и подъемы, как и в любой индустрии, но рост отрасли нельзя остановить. В США, например, сейчас проблемы у инвесторов — им некому дать денег. Буквально ходят и предлагают — кто у меня возьмет очередные десять миллионов долларов на очередную сумасшедшую идею? Пример — Google. Компания, которая из гаража выросла в фирму с капитализацией больше чем 100 млрд $ — это больше, чем капитализация «Лукойла». И это не может не вдохновить людей, желающих вырастить очередной Google.

Нам надо изучать этот опыт и начинать с самого главного. С талантов.

*Оборот объединенной компании в 2006 году превысит 76 миллионов долларов. Отделения EPAM Systems расположены в России, Белоруссии, США, Венгрии, Великобритании, Германии, Армении и на Украине.

Среди клиентов EPAM Systems:

  • «Газпромнефть», «Роснефть», БМЗ, Мозырский НПЗ, Росэнергоатом;
  • Российский фонд федерального имущества, «Силовые машины», ФСК ЕЭС, РУСАЛ, «Северсталь»;
  • «ВымпелКом», «Ренессанс-Капитал», авиакомпания S7, SAP, Microsoft, BEA Systems;
  • Reuters, Fitch, Hyperion, Samsung America, Colgate Palmolive, AeroMexico, Coca-Cola
  • London Stock Exchange и другие.

Оригинал публикации