Контакты

О российском рынке офшорного аутсорсинга

PC WEEK / RE - 1 декабря 2005 - Андрей Колесов

Офшорный аутсорсинг (офшоринг) — самое молодое направление ИТ-индустрии нашей страны. Прошло всего четыре года со времени, когда местные офшорные компании решились открыто объявить о своем существовании.

О поддержке данной отрасли заявляют высшие руководители государства, о ней пишут общественные СМИ, с ее развитием связываются надежды на технологический прорыв страны на мировой рынок. Но как на самом деле обстоят дела? Вопрос это непростой. С одной стороны, мы слышим весьма оптимистичные оценки со стороны официальных лиц, с другой — в этих оценках практически отсутствуют конкретные данные о достижениях: вместо понятных количественных показателей доминируют эмоции. Да и разговоры о проблемах отрасли в кулуарах заметно отличаются от выступлений с высоких трибун.

Мы решили обсудить ситуацию на российском рынке офшоринга, задав ряд вопросов ведущим игрокам отечественного рынка. Однако прежде чем предоставить им слово, хотелось бы сделать несколько предварительных замечаний.

Немного истории

Обращение к аутсорсингу — одна из главных тенденций развития мирового ИТ-рынка в целом. Вообще говоря, под ИТ-аутсорсингом сегодня подразумевается широкий спектр услуг, но сам этот термин вошел в употребление несколько лет назад именно благодаря разработке заказного ПО. Здесь же, в свою очередь, выделяются две его составные части — аутсорсинг внутри страны и передача выполнения работ за рубеж. В последнем случае речь идет как раз об офшоринге.

Ведущими потребителями услуг офшоринга являются США, в меньшей степени — страны Западной Европы. Всплеску этого рынка в конце 90-х годов прошлого столетия способствовало много факторов, прежде всего — естественный процесс глобализации. Однако заметную роль тогда сыграла и позабытая сегодня, но очень нашумевшая в то время Проблема 2000, когда резко возрос спрос на программистские услуги, причем довольно рутинные. Следующим важным фактором стал наступивший в начале нынешнего века экономический кризис, вынудивший западных заказчиков сокращать расходы на ИТ и искать более дешевые способы решения своих текущих задач.

Вот на таком фоне, в общем-то благоприятном для нашей страны, и стартовала на рубеже веков отечественная офшоринговая отрасль. К этому нужно добавить, что как раз тогда у нас сменилось политическое руководство, и от новых правителей ждали решительных шагов по выводу России на достойные позиции в мировом сообществе.

Формальной точкой отсчета нынешнего этапа российской офшоринговой отрасли можно считать создание четыре года назад ассоциации «Руссофт» (бывшая Ассоциация разработчиков программного обеспечения), которая с тех пор является наиболее заметным и признанным представителем интересов отечественных разработчиков экспортного ПО. Отметим также, что вообще создание экспортного софта включает две составляющие — производство «коробочных» продуктов и разработку программ на заказ. И хотя все эти годы много говорится о необходимости продвижения первого направления, на практике видно, что основное развитие получило пока лишь второе — собственно офшоринг.

Далее мы переходим к обсуждению более конкретных вопросов отрасли.

Как можно охарактеризовать ситуацию на российском (в контексте мирового) рынке офшорной разработки ПО? Чем она отличается от того, что было три-четыре года назад?

Главный вывод — отрасль сформировалась, получила признание за рубежом, и что еще важнее — внутри страны. Если четыре года назад Gartner Group определила уровень поддержки со стороны государства российских офшоринговых компаний, развития инфраструктуры законодательной системы как «низкий», то сейчас наша страна уже упоминается в качестве одного из наиболее перспективных игроков этого рынка. Правда, речь чаще всего идет о перспективе, хотя пора уже говорить и о реальных результатах.

Можно также сказать о том, что государство стало проявлять инициативу в решении проблем отрасли, но пока эффект от всей этой работы виден лишь в определенном повышении имиджа страны в глазах заказчиков (хотя при этом государство, к сожалению, делает немало и для снижения интереса инвесторов). Реальная же поддержка софтверной индустрии еще только обещана в планах.

Одна из проблем российского офшоринга — явно недостаточный объем статистической информации о его состоянии. Об этом прямо говорится в отчете «Руссофта», прозвучавшем на последнем, сентябрьском, общем собрании ассоциации (см. PC Week/RE, N 36/2005, с. 52). Правда, в том же отчете приведены такие сведения: общий объем экспорта ПО вырос в 2004 г. на 40% — до величины 750 млн. долл., а, как ожидается, в 2005-м этот показатель составит 1 млрд. долл. Но я бы призвал читателей очень осторожно относиться к таким оценкам, потому что методика получения подобных данных не раскрывается и не очень понятно, что вообще подразумевается под этими цифрами.

Да, ведущие офшоринговые компании приводят сведения о быстром росте своего бизнеса. Но, к сожалению, успехи конкретных фирм далеко не всегда однозначно отражают развитие отрасли в целом. Ведь одно дело, когда речь идет об увеличении продаж за счет привлечения новых клиентов и создания дополнительных рабочих мест, и совсем другое — если это происходит за счет поглощения уже имеющихся компаний.

Косвенным подтверждением успехов России являются ее высокие места в различных рейтингах. Так, журнал CRN Magazine по итогам 2004 г. поставил Россию на второе место в номинации «Лучшее направление аутсорсинга» (после Индии), а три компании, имеющие центры разработки в России, были включены в список «Пять ведущих аутсорсинг-компаний в Центральной и Восточной Европе».

Но здесь я хотел бы сделать еще одно замечание. Дело в том, что понятие «российская офшоринговая компания» требует некоторого уточнения. Можно ли назвать отечественной компанию, которая зарегистрирована в США, ее владельцы — граждане США (правда, выходцы из России), штаб-квартира находится в США, а из огромного коллектива ее разработчиков (порядка 1000 человек) в нашей стране трудятся только 20%? И имеем ли мы право относить доход такой компании полностью в раздел «российский рынок экспортного ПО»? В этой связи хотелось бы обратить внимание на очень аккуратную формулировку рейтинга CRN Magazine — «компании, имеющие центры разработки в России».

А теперь слово представителям офшоринговых разработчиков, которые высказывают порой весьма противоречивые мнения.

Auriga: Россия стала заметна на мировом рынке как серьезный игрок и конкурент другим странам. Конечно, наши компании не могут бороться за крупные заказы с такими монстрами, как Tata Consultancy Services, Infosys или Wipro, но тем не менее способность российских умов выполнять сложные проекты уже известна на глобальном рынке ИТ-аутсорсинга.

«Ланит-Терком»: «Взросление» рынка в 2005 г. выражалось, в частности, в укрупнении бизнеса и в уменьшении числа небольших полуподпольных компаний. По оценкам Gartner Group, к 2007-му на Россию будет приходиться более 5% мирового дохода от офшорной деятельности в Северной Америке и Западной Европе.

Luxoft: Мировой рынок ИТ-аутсорсинга характеризуется лидирующей позицией Индии, которая стартовала в этой области еще 20 лет назад. За счет мощной государственной поддержки активно развивается в последние два года и Китай. Сегодня аналитики признают потенциал России, но пока еще не видят нас среди лидеров. Для выхода на лидирующую позицию нам необходимы усиленные серьезные меры со стороны как отдельных компаний, так и государства.

«Руссофт»: Выделилась группа лидеров, которые по своим оборотам и численности персонала приближаются к мировым стандартам. Компании все более специализируются на вертикальных рынках. Малые фирмы испытывают трудности с поиском заказов и сохранением персонала, в то время как для крупных основным вопросом стал дефицит кадров.

StarSoft: Выросло число офшоринговых компаний, за последние несколько лет у нас появилась когорта ярко выраженных лидеров, заметных на мировой арене и способных сражаться за серьезные заказы наравне с ведущими фирмами мирового рынка ИТ-услуг.

Luxoft: Тенденции характеризуются быстрым ростом крупных компаний, более медленным — средних, в то время как мелкие фирмы теряются вовсе. Крупные игроки и далее будут расти прежде всего потому, что для заказчика, выбирающего партнера для аутсорсинга, размер бизнеса имеет большое значение. Остается вопрос: как быстро средние компании перейдут в категорию крупных?

MERA Networks: Российский рынок находится на стадии становления, бурного роста. В целом спектр предлагаемых услуг фрагментирован в силу небольшого среднего размера российских компаний и отсутствия у них возможности предоставлять комплексные услуги. Только единицы осуществляют полный цикл развития продукта.

«Руссофт»: Мировой рынок аутсорсинга все дальше уходит от дешевого кодирования в сторону бизнес-процессов и аутсорсинга сложных технологических решений. Второе направление особенно интересно для России, поскольку в большей степени использует ее преимущества, хотя оно и сложнее для реализации.

«Рексофт»: Почти у всех российских компаний, демонстрирующих динамичное развитие, появились стандартные проблемы роста, связанные с управлением отношениями с клиентами, финансовыми потоками и пр. Часть компаний стремилась решить их за счет консолидации с другими игроками рынка. Стали заметны попытки российских ИТ-фирм уйти в специализацию по технологиям и отраслям.

StarSoft: Россия способна получать заказы на нетривиальную, наукоемкую, специализированную разработку. Заказы на большие объемы стандартизированной работы уходят в Индию, а теперь будут отправляться и в Китай, так как у нас просто нет компаний, способных собрать «под ружье» десятки тысяч программистов для одного заказчика. Мне лично нравится использованная кем-то из коллег аналогия России с элитным бутиком, а Индии — с оптовым складом.

Auriga: О высоком уровне подготовки наших специалистов знают за рубежом, чему в немалой степени способствовали их успехи в олимпиадах по программированию. Да и по количеству выпускников мы можем тягаться с Индией. Этот имидж надо всемерно укреплять: и словами — в выступлениях, рассчитанных на западную аудиторию, и, главное, — делами.

Luxoft: Наши программисты готовы выполнять куда более сложные задачи, чем простое «конвейерное» программирование. Этим объясняется передача российским компаниям так называемых эксклюзивных проектов. Наметилась также тенденция, когда услугами аутсорсинга пользуются не только транснациональные гиганты, но и компании среднего и малого бизнеса, которые предъявляют очень высокие требования к качеству ресурсов.

EPAM Systems: Ярко выражена тенденция роста компаний за счет консолидации и открытия новых офисов в регионах. Компании пытаются активнее использовать потенциал региональных городов, а также кадровый ресурс стран СНГ.

StarSoft: Расширяется география присутствия компаний путем открытия филиалов и приобретения небольших локальных игроков в Восточной Европе.

«Рексофт»: Нужно отметить резкий рост себестоимости производства и, как следствие, увеличение спроса на рынке труда как в столице, так и в российских регионах. Еще одна тенденция, которая в этом году превратилась в проблему для российских ИТ-поставщиков, — возросший интерес международных корпораций к отечественному рынку. Вероятно, мы должны ждать и более активного развития ИТ-компаний в регионах в связи с ростом стоимости рабочей силы в двух столицах.

VDI: На Западе кризис миновал. На данный момент там наблюдается недостаток качественных ресурсов наравне с ростом спроса. Западные заказчики испытывают проблемы в Индии при реализации сложных проектов, и многие из них в связи с этим обращают внимание на Восточную Европу. Но так как в России сейчас наблюдается нехватка квалифицированных ресурсов, возможность воспользоваться этой ситуацией минимальная.

Artezio: Россия за этот период прочно закрепилась в пятерке стран, пригодных для аутсорсинга. Показательным был 2004 г., когда один за другим в России стали открываться центры разработки западных компаний (Sun, Intel и пр.). Основные тенденции последних лет: удорожание персонала, создание филиалов по всей России и СНГ и, как следствие, развитие модели распределенной разработки, рост компаний за счет поглощения других организаций, повышение интереса со стороны государства.

Что реально способствует и что мешает развитию отечественного офшоринга?

Тут общее мнение сводится к следующим основным положениями: поддержка со стороны государства повысилась, но является недостаточной; налоговое бремя слишком высоко по сравнению с другими странами-конкурентами; имидж страны улучшился, но решительного перелома пока нет; четко обозначилась проблема с подготовкой кадров.

«Руссофт»: По мнению директоров компаний, основная проблема — излишний налоговый пресс и административные барьеры на пути экспорта ПО. Все это не позволяет конкурировать по цене с компаниями других стран, имеющими мощную государственную поддержку. Важной проблемой признается отставание системы подготовки кадров от требований индустрии. Государственная политика, направленная на позитивные изменения в системе высшего и среднего образования, считается одним из ключевых условий развития страны.

Auriga: Отрадно, что наконец-то возможности нашей отрасли для поднятия экономики страны заметили в правительстве. Нам же удалось создать такую корпоративную культуру, которая всегда ставит заказчика и его интересы на первое место.

«Ланит-Терком»: Наши ИТ-компании во многом способствовали преодолению настороженного отношения к России со стороны зарубежных заказчиков.

Luxoft: Российская индустрия разработки ПО имеет ряд стратегических преимуществ: высокое качество кадровых ресурсов, креативность и инженерные инновации, адаптированность к гибкому программированию и ведению проектов в меняющейся среде, культурологическая близость к европейской культуре и общность мировоззрений, растущая бизнес-культура российских компаний и рост экономики России.

MERA Networks: Из числа факторов, способствующих развитию рынка аутсорсинга в России, можно выделить наличие квалифицированных трудовых ресурсов и обширной экспертизы в ряде высокотехнологических областей, а также пока еще сохраняющуюся конкурентную себестоимость труда ИТ-специалистов (которая лишь незначительно превышает уровень Индии), географическую и культурную близость с Европой.

EPAM Systems: К нашим сильным сторонам традиционно относится уровень российских программистов — база, заложенная еще во времена СССР, помогает им лучше всех справляться с наукоемкими проектами. При этом цена на рабочую силу у нас сравнительно невысока. Мешает развитию негативное восприятие России, страх перед политическими, экономическими и юридическими рисками в нашей стране. Отрицательно сказывается на восприятии России и недостаточная поддержка ИТ-отрасли со стороны государства. Правда, его негативный имидж постепенно уходит в прошлое.

«Рексофт»: Работе с западными клиентами по-прежнему мешает отрицательный имидж России как нестабильной страны с высоким уровнем коррупции, преступности и бюрократии.

MERA Networks: Основные факторы, сдерживающие развитие рынка: нестабильность и незрелость законодательной базы, регулирующей деятельность технологических компаний, недостаточная поддержка ИТ-отрасли со стороны государства.

«Ланит-Терком»: Несмотря на понимание властями нужд отрасли, реальных шагов предпринято пока мало. Оставляет желать лучшего российская юридическая база, которая не в полной мере обеспечивает защиту прав собственности. Наше налоговое законодательство по-прежнему не позволяет нам получить преимущества в конкурентной борьбе с Индией и Китаем.

Luxoft: Неблагоприятный внутренний бизнес-климат. Многие законы об офшорном программировании находятся в зачаточном состоянии, отсутствует государственное регулирование развития экспорта ИТ-услуг. Продолжить список можно слабой налоговой поддержкой отрасли, недостаточной защитой интеллектуальной собственности, чрезмерной зарегулированностью телекоммуникационной индустрии, нередко отсутствием должного уровня коммуникативно-лингвистических возможностей персонала.

Artezio: Приоритеты по проблемам можно расставить так: подготовка кадров, снижение налоговой нагрузки и координация усилий по продвижению имиджа российской ИТ-отрасли на Западе.

VDI: Развитию рынка способствует повышение уровня подготовленности персонала в компаниях-заказчиках, что стимулирует игроков рынка конкурировать не только по цене, но и по более сложным характеристикам: качеству организации процесса разработки, уровню обслуживания, опыту в решении проблем на этапе внедрения проектов, умению провести качественное обучение персонала компании и т. д.

Artezio: Реально способствовал развитию данного рынка довольно устойчивый спрос на аутсорсинг на Западе, и за последние 3-4 года особенно успешно развивались компании, сумевшие регионально диверсифицировать свой бизнес.

«Руссофт»: Весьма ощутимый скачок произошел во внедрении систем управления качеством разработки и в их сертификации по мировым стандартам. Во многом благодаря победам университетов на международных конкурсах Россия подтвердила свое звание поставщика генераторов новых идей и технологий.

Какие проблемы наиболее актуальны сегодня и какие встанут в перспективе? Как их можно и нужно решать?

О ряде проблем было сказано выше. Но все же получается, что главная стратегическая тема — кадровая. Из ответов не очень понятно — идет ли речь о некотором системном кризисе подготовки ИТ-специалистов высшей школой или о неготовности самих компаний работать в более жестких условиях, чем это было несколько лет назад. К сожалению, проблема с подготовкой ИТ-кадров стала очевидной уже давно (см., например, PC Week/RE, N 32/2004, с. 41), но ее внятного анализа и путей решения пока никто (государство, вузы, ИТ-компании) не обозначил. Хотел бы только обратить внимание, что призывы «заточить» высшую школу под нужды оперативного пополнения кадрами ИТ-компаний являются весьма спорными. Тут есть о чем поговорить более детально.

Artezio: Основная проблема этих лет — очень быстрый рост стоимости персонала и отсутствие в стране достаточной базы для его подготовки.

VDI: К сожалению, у нас никто не занимается подготовкой персонала, это самый серьезный сдерживающий фактор развития рынка.

Auriga: Что касается ИТ-образования, тут похвастаться нечем, главное, нет понимания у чиновников, что надо делать. Да, в ведущих российских вузах фундаментальное образование все еще на высоте. Но этого недостаточно, нужен совершенно другой уровень обучения современным технологиям, практически отсутствуют специальности, которые нашей индустрии жизненно необходимы.

Luxoft: Основным минусом российской системы образования является то, что она не успевает адаптироваться к нуждам современного общества. Отечественным ИТ-компаниям приходится обучать кадры, прежде чем взять к себе на работу. Так объясняется парадоксальный дефицит квалифицированных специалистов в ИТ-индустрии при высоком уровне технического образования.

EPAM Systems: В нашем бизнесе есть две проблемы: заказы и кадры. И вторая становится все более актуальной. Индия уже столкнулась с данной проблемой очень серьезно, и это одна из причин, почему повысилось внимание к восточноевропейским компаниям.

«Ланит-Терком»: Обратной стороной развития отрасли стала кадровая проблема: количество специалистов, выпускаемых вузами, не отвечает реальным потребностям индустрии. По кадровой проблеме было предложено много путей решения, но она становится только острее. В нашем Северо-Западном регионе кадровый ресурс практически исчерпан.

Luxoft: Наиболее острый вопрос — кадровый. У нас достаточно программистов, инженеров и тестировщиков, но не хватает квалифицированных специалистов верхнего звена — руководителей проектов, системных архитекторов, аналитиков. Решать эту проблему нужно как стратегически, вводя необходимые дисциплины в вузах, так и тактически, за счет целенаправленного обучения сотрудников компаний.

EPAM Systems: Все больше компаний понимают необходимость приближения знаний, даваемых в вузах, к реальным потребностям ИТ-индустрии. Предпринимая конкретные шаги в этом направлении, они вплотную сотрудничают с университетами, открывают собственные тренинг-центры.

«Рексофт»: С прошлого года одна из самых «горячих» тем — кадровый голод в ИТ-индустрии. Проблемы в этой области никто, кроме государства, не сможет решить. Хотя, безусловно, поддержка игроками рынка инициатив правительства будет особенно важна. Пока же компании вынуждены решать эти вопросы собственными силами.

StarSoft: Система образования на сегодня не способна наполнять рынок труда ресурсами в тех количествах и теми темпами, которые необходимы индустрии. Система такого масштаба, как образование, у нас в стране настолько инерционна, что непонятно, что может стронуть ее с места. Поэтому компании вынуждены сами восполнять свои потребности в специалистах и заниматься их подготовкой.

MERA Networks: Необходимо «заточить» систему высшего технического образования под нужды отрасли — нынешние выпускники вузов часто должны проходить дополнительную подготовку для успешного трудоустройства в ИТ-компаниях. Мы уже самостоятельно выработали несколько способов решения этой проблемы, в частности за счет создания компаниями собственных центров подготовки. Но государству необходимо заниматься решением этой проблемы более активно, как внося изменения в государственные образовательные программы, так и включая технические вузы в инфраструктуру будущих ИТ-парков.

VDI: Нам срочно нужны специализированные вузы для подготовки ИТ-персонала, а также существенное инвестирование в краткосрочную подготовку специалистов. Эти проблемы, к сожалению, очень серьезные.

Что можно сказать о последних инициативах государства в плане поддержки отечественной офшоринговой отрасли?

«Ланит-Терком»: Большие ожидания мы связываем с технопарками и принимаем активное участие в реализации таких проектов.

MERA Networks: Актуальная необходимость на сегодня — это поддержка отрасли со стороны государства. Она должна выражаться в законодательных, налоговых льготах, снятии таможенных барьеров, развитии ИТ-ориентированных программ высшего образования, развитии бизнес-инфраструктуры — все эти меры должны быть представлены в программе создания российских технопарков.

Luxoft: Запущен ряд государственных программ, имеющих правильную задачу (в частности, создание технопарков). Важно, чтобы при их реализации не потерялся смысл задуманного.

Auriga: Самый актуальный вопрос сегодня — дадут ли нынешние правительственные инициативы осязаемый результат? Я бы выделил четыре основных направления поддержки со стороны государства: законодательство, инфраструктура, привлечение инвестиций, ИТ-образование. Проект закона о применении упрощенного налогообложения к компаниям — экспортерам ПО — это хороший первый шаг. Но как этот закон будет выглядеть в окончательном виде? Инициатива по созданию ИТ-парков и особых экономических зон четко структурирует отрасль. Но данная программа требует доработки, поскольку в настоящий момент предложенная схема выгодна скорее для сборочных производств. Преимущества данной схемы для компаний — разработчиков ПО менее очевидны.

MERA Networks: Необходимость создания и развития ИТ-парков назревала уже давно. Например, ИТ-парк, созданный в Бангалоре в 1991 г., сегодня насчитывает 450 000 рабочих мест (при общей численности населения Бангалора в 6,5 млн. человек). Во всей же российской ИТ-индустрии сегодня 250 000 рабочих мест. И это при том, что по числу ученых и инженеров в расчете на 1 млн. населения мы занимаем третье место в мире после Израиля и США.

EPAM Systems: Существуют сферы, где инициатив и влияния отдельных компаний мало и без государственной поддержки не обойтись.

«Рексофт»: Во всех разговорах с государством очень важно разделять вопросы, связанные с организацией технопарков, с одной стороны, и предоставлением налоговых льгот предприятиям, занимающимся экспортом ПО, с другой. Как раз вопрос о снижении налогового пресса нам сейчас важнее. Не надо забывать, что создание инфраструктуры — а именно на это направлена деятельность технопарков — не даст в ближайшее время толчка для активного развития российской индустрии разработки экспортного ПО.

StarSoft: Эффективность лечения зависит от точности диагноза. Создание технопарков не является некой панацеей, которая выведет Россию на новый уровень развития индустрии. Инфраструктура в принципе в нашей стране имеется, а вот экономического смысла переселяться нам в технопарк, строительство которого широко проанонсировано в Санкт-Петербурге, просто нет. Не хватает других вещей. Во-первых, это образование. Далее, специфика индустрии подсказывает налоговые механизмы ее стимулирования и повышения ее международной конкурентоспособности. Не хватает консолидированной позиции государства и конкретной поддержки имиджа России как страны, подходящей для софтверного аутсорсинга.

Artezio: В целом то, что делает на данном этапе государство, выглядит весьма привлекательным, но, к сожалению, в России сложно забыть поговорку про то, куда ведут благие намерения. Хотя без инвестиций на государственном уровне сохранение нынешних темпов роста и тем более их увеличение невозможно.

«Руссофт»: Сама идея создания ИТ-парков в России соответствует потребностям индустрии, поскольку без современной инфраструктуры мы не сможем развиваться необходимыми темпами. Тем не менее подходы к решению задачи «сверху» показывают, что государство все еще не рассматривает индустриальное сообщество в качестве равноправного партнера. Организация ИТ-парков в результатах нашего исследования, проведенного нынешней осенью, стоит где-то в середине перечня приоритетных мер государственной поддержки. В большой степени сдержанное отношение к этому проекту руководителей компаний объясняется скептицизмом в отношении способности государства разумно распорядиться средствами и тем более — управлять ИТ-парками.

Как вы оцениваете перспективы работы с российскими заказчиками? Какие основные отличия вы видите в работе с западным и местными клиентами?

Auriga: По данным Gartner, мировой рынок ИТ-аутсорсинга возрастет со 191 млрд. долл. в 2004-м до 267 млрд. в 2009 г. А весь российский ИТ-рынок, объем которого составляет около 0,2% от мирового, на порядок меньше мирового рынка ИТ-аутсорсинга. Вот почему нашим компаниям интересен в первую очередь западный рынок. Однако за последние два года мы увидели перемену в отношении российских компаний к аутсорсингу. Рынок хоть и маленький, но зато на нем не надо с индийскими компаниями конкурировать.

«Ланит-Терком»: Перспективы работы с российскими заказчиками очень хорошие, особенно с ВПК. Отечественный ИТ-рынок нуждается сегодня в услугах интеграторов, в то время как западный заказчик во многом ищет в России исполнителей разработок. Кроме потребностей российские и западные компании отличаются своей предсказуемостью: для наших компаний свойственны, к сожалению, проблемы неплатежей. С другой стороны, нам, как российскому исполнителю, приходится прилагать дополнительные усилия, чтобы показать свою надежность западным заказчикам.

StarSoft: Примерно 60% всей работы компании делается на Java, около 35%- на C# и .NET. Где-то 5% приходится на C++ и другие языки и технологии (Perl, PHP, ABAP и т. д.). Большой популярностью у заказчиков пользуется платформа BEA WebLogic. Наиболее востребованной СУБД, пожалуй, является Oracle. Заметен также рост интереса к UNIX.

VDI: В настоящий момент наиболее востребованными на рынке являются линейки решений IBM, Oracle и Microsoft.

Оригинал публикации